Rambler's Top100
  Новости
  Место встречи
  О Кате
  ВЕХИ
  Фотоальбом
  Пресса
Репортажи, рецензии
Телепередачи
Радиопередачи
  Всячина
  Обратная связь
рус/eng
Русская версияEnglish version

   Пресса
«ЛЮБЛЮ ХУЛИГАНИТЬ НА СЦЕНЕ»

«Театрал»
декабрь 2016



Актриса говорит, что сейчас в её театральной жизни наступил, наверное, поворотный этап: с одной стороны, в «Московской оперетте» она получила долгожданную роль Анны Карениной, но с другой — после ухода из жизни худрука театра им.Моссовета Павла Хомского пока невозможно представить, как будет складываться репертуарная политика театра, в котором служит она с 2003 года...

 

 — Екатерина, этот сезон коллектив начинает без Павла Хомского. Театр осиротел?

 — Конечно. Мы все осиротели. Лично я очень ощущаю утрату.

 — Вас ведь именно Хомский пригласил в труппу?

 — История это не простая, а с поворотом судьбы. Когда я заканчивала Щукинское училище, Павел Осипович принимал у нас экзамен по актёрскому мастерству, отсматривал дипломные спектакли. Он тогда очень внимательно отнёсся к нам, отметил пофамильно понравившихся ему молодых артистов, но в театр Моссовета никого не пригласил. Говорил, что труппа переполнена, что на весь следующий сезон уже есть распределение и на каждую роль по два-три состава. Но при этом он сказал нам очень важные и нужные слова. В общем, поднял наш боевой дух, вселил уверенность и... ушёл.

 — Обидно было: погладил по головке и всё? Уверенность тут же испарилась?

 — Ну нет, не скажите. Вселить в человека веру в себя — большое дело. Он дал мне крылья, которые держат до сих пор. Мы были тогда, как брошенные котята, никому не нужные. Он нас окрылил, благодаря чему многие нашли свой путь.

 — А ваш путь тогда лежал в театр Марка Розовского?

 — Да. Свои первые роли я сыграла в театре «У Никитских ворот», потом был мюзикл «Норд-Ост», где два года я выходила на сцену в роли Кати Татариновой. И Павел Осипович был на нашем спектакле! После трагических событий мюзикл закрыли. Вот важный момент: я храню все свои ежедневники, они у меня, как томики, стоят на книжной полке, и в них - вся моя жизнь.

 — Кто-то ведёт дневники, пишет мемуары, а вы храните ежедневники, в которых только расписания встреч. Но, наверное, эти расписания тоже могут о многом сказать?

 — Можно взять и посмотреть записи за любой год, вспомнить события и ощущения. В 2003 году 10 мая у меня записано: "Норд-Ост. Последний спектакль". А на 11 мая во всю страницу я нарисовала большой знак вопроса. Что дальше? 11 мая мне позвонили из дирекции Театра Моссовета и пригласили на встречу с Хомским. Он, в свою очередь, пригласил меня в Театр Моссовета на роль Флореллы в спектакле «Учитель танцев» режиссёра Юрия Ивановича Ерёмина. Следом Павел Осипович доверил мне роль в своей музыкальной постановке «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда».

 Конечно, я уже тогда всё знала про свою фактуру — лирическая героиня с хрустальным голоском — и ждала определённые роли. Но вдруг Павел Осипович предложил мне сыграть оторву Люси — певичку из кабаре, девушку легкого поведения. Это счастье, когда режиссёр даёт возможность артисту не просто быть собой, а перевоплощаться.

 — За Люси вы получили "Чайку" в номинации «Обольстительная женщина»?

 — Благодаря Павлу Осиповичу. Я ему безумно благодарна за всё. Когда я училась в 11-м классе, увидела его спектакль «Иисус Христос — суперзвезда». Я тогда не знала, кто режиссёр. Я была потрясена! Просто, как говорится, снесло башку от музыки, от того, что в театре по сцене на мотоциклах гоняют! Конечно, не предполагала, что через несколько лет я буду стоять на этой сцене и петь партию Марии Магдалины. Это невероятный подарок судьбы.

 — Кто может заменить Хомского, кто подхватит эстафету?

 — Никто не сможет. Он был не просто худруком, он был душой нашего театра и хранителем его традиций. Необыкновенно мягкий, спокойный, мудрый человек. Благодаря ему у нас в театр семейная, очень тёплая атмосфера. Георгия Георгиевича Тараторкина он всегда называл Юрочкой, Ольгу Михайловну Остроумову — Олюшкой. Мы все для него были родными, мы были для него детьми и не только в силу его возраста. Он в каждом видел ребёнка — беззащитное открытое существо, чистую душу. И какая-то аура чистоты присутствует в нашем театре благодаря Павлу Осиповичу. Нас, слава богу, стороной обошёл современный откровенно помоечный театральный тренд, где, например, гениталиями — как бы глагол правильно подобрать? — блещут... У нас не звучит мат со сцены. В этом смысле мы не модный театр. Но именно поэтому, смею надеяться, нас любят.

 — А вам предлагали такие "трендовые" проекты?

 — Не поверите, нет. Я, конечно, люблю хулиганить на сцене, но всё в рамках приличия. Я мечтаю о какой-нибудь комедийной, гротесковой роли, которая совсем бы не вязалась с моим амплуа. Обожаю клоунаду — то, что приносит людям радость. Я вообще клоун по жизни. Не боюсь быть смешной, люблю, когда надо мной смеются. Павел Осипович задал нам высокую планку, которой необходимо соответствовать. В прошлом сезоне, когда мы были на гастролях в Риге и Таллине, он давал интервью на радио и так проникновенно говорил о простых человеческих, каких-то житейских вещах, которые сейчас, к сожалению, забыты. Он понимал жизнь и не отрывал её от театра.

 — В чём, например, это проявлялось?

 — У нас в театре актрисы не боятся рожать и потом спокойно возвращаются на свои роли. И на съёмки он без проблем отпускал — понимал, что артист принадлежит не только театру. "Актер театра и кино" — это не два разных человека. Невозможно существовать в замкнутом пространстве, театр — это не вещь в себе, нужно откуда-то черпать эмоции, впечатления, вдохновение. Давать свободу актёру способен не каждый режиссёр, а лишь тот, кто сам внутренне свободен. Для этого мало быть профессионалом, нужно быть сильным человеком. Ведь современный театр он очень режиссёрский.

Это не хорошо и не плохо. Просто это так. В постановках сейчас соблюдается очень четкий режиссёрский рисунок роли, и ничего личного от актера. И потому артисты Иванов-Петров-Сидоров будут играть настолько однообразно, обезличенно, что от состава спектакль не изменится.

 — Режиссёр-диктатор — это минус для театра?

 — Я стараюсь относиться без оценок, потому что всё имеет право на существование, и время в итоге расставит акценты. Но мне ближе не режиссёр-диктатор, а актёр-творец, который в роль добавляет свою неповторимую краску. Павел Осипович научил нас быть индивидуальными, научил понимать, что актёр тоже создатель своей роли, что в театре важно сотворчество, а не диктатура режиссёра. Он очень любил актёров и не загонял их в рамки, а наоборот — раскрывал.

 — В вас всё безупречно — и внешность, и голос, и ролями вас судьба не обидела. Не говоря уже о замечательной семье. Для вас важно всё делать на "отлично", есть ли по жизни синдром отличницы?

 — Я максималистка. Да. Мне важен результат. Хочется быть лучше. Не лучшей, нет, это невозможно. А именно лучше.

 — В этом сезоне у вас ожидаются какие-то премьеры в театре Моссовета?

 — В этом сезоне я сыграла и буду продолжать играть Анну Каренину, пусть не в моём родном, но в мною любимом театре «Московская оперетта». Премьера мюзикла «Анна Каренина» состоялась 8 октября.

 — Анна Каренина — роль-мечта?

 — Как вы точно сказали! Да, это роль, о которой я так долго мечтала!


Ольга ЛУНЬКОВА

 назад

 
 
© Александра Сухостат, Basil Pro
Последнее обновление 26/5/2017
Хостинг, поддержка и реклама: НЕТФОРТ
Rambler's Top100